25 Июнь 2020

Как считать коррупционеров

    Я сознательно сделал паузу после выступления генерального прокурора РФ Игоря Краснова в Совете Федерации, в котором был озвучен список самых коррумпированных регионов. В десятку «передовиков» вошла и Камчатка.

    Хотя изначально представлялось очевидным, что список генпрокурора скорее является рейтингом эффективности противодействия правоохранительных органов субъектов РФ коррупционным проявлениям на местах. В основу аналитики легло количество выявленных преступлений коррупционной направленности на 100 тысяч населения.

   А коррупция, между прочим, и тысяча рублей, врученных инспектору дорожного движения. В зачет идет и сообщение представителя власти или закона своему руководству о попытке дать взятку. Такой эпизод имеет скорее позитивную окраску, но увеличивает число коррупционных проявлений.

   В минувшем году краевые управления ФСБ, МВД, следственного комитета потрудились неплохо. Число выявленных ими коррупционных преступлений возросло, вместе с ними поднялась в верхнюю часть списка наиболее коррумпированных регионов и Камчатка.

   Пока я ждал, кто же обратит внимание на странности подсчетов, появились комментарии доктора политологии, который, очевидно располагая знаниями о регионах, сформулированными на этажах Москва-сити, высоко оценил объективность озвученного списка субъектов-коррупционеров. Несложно представить круг заинтересованных слоев в статистике, при которой положение тем хуже, чем больше выявляется преступлений.

   Первым в публичном пространстве возмутился «Московский комсомолец». Обозреватель газеты Юлия Калинина предельно четко прояснила ситуацию:

  «Приведенные цифры говорят не об уровне коррумпированности, а об эффективности правоохранительных органов в соответствующих регионах. Где-то они лучше работают и больше раскрывают коррупционных преступлений, а где-то хуже. Поэтому и кажется, что количество коррупционеров там меньше. Хотя на самом деле их столько же, сколько везде…

   По мнению погруженных в проблему людей, правоохранители обычно более эффективны там, где власть представляет интересы нескольких финансово-предпринимательских кланов. Они борются друг с другом, и межклановая война дает возможность развернуться правоохранителям».

    К этому добавить что-либо трудно.

Владимир СЛАБУКА.

Еще новости:

twitter facebook vkontakte