22 Сентябрь 2021

России арктическими преференциями предлагают поделиться

     Несколько отечественных Интернет-изданий дружно, и как мне показалось, не без некоторого злорадства, перепечатали публикацию одной из зарубежных газет, которая оценивает перспективы присутствия РФ в Арктике. Автор статьи на основе тиражируемого мнения о потеплении полярный шапки мира делает вывод: «вместе со льдами тает и надежда России, что она и дальше будет безраздельно властвовать в регионе». Из контекста статьи также вытекает заключение о бесполезности многомиллиардных трат Москвы на все касаемо Северного морского пути, развитие полярных территорий, строительство ледокольного флота...

Арктика

 

    Для начала следует знать, что газета выходит в стране, где лед на большей части территории видят исключительно в прохладительных и других менее полезных напитках, но при этом очень внимательно смотрят на арктические моря и их шельф. То же государство, не имея замерзающих акваторий, ледокольный флот строит, субсидирует работу института полярных исследований...

    В целом выраженная автором публикации надежда на то, что грядущее потепление лишит Россию естественных транспортных, экономических и других преференций, обусловленных ее обширными полярными владениями, давно вынашивается политическими, деловыми и военными кругами многих стран. В ряде них созданы и формируются коммерческий флот, а также портовые мощности, резервируемые для транспортировки грузов, которые предстоит перевозить по ближайшему морскому пути между Азией и Европой, иными словами вдоль полярных берегов России.

Арктика 2

    Стоит вспомнить и о недавнем заявлении американского адмирала Пола Зукунфта, суть которого сводится к заезженной парадигме: как только льды уйдут – Северным морским путем должны пользоваться все, в том числе для решения сепаратных задач национальной безопасности. А последние, чаще всего, реализуются за счет чьих-то интересов.

    Еще ранее, в 60-х годах прошлого века, ледоколы береговой охраны США, которая ныне входит в состав министерства национальной безопасности Соединенных Штатов, пытались пройти по СМП с востока на запад. А когда двойная попытка добраться с Аляски в Европу не увенчалась успехом, янки предприняли трансарктическое путешествие с запада на восток. Впрочем, с тем же результатом. Не выдерживали клепаные борта американских судов и их винты давления русских льдов.

   Руководство СССР тогда предупредило США, что впредь попытки пройти по СМП без разрешения советских официальных органов будут решительно пресекаться. Соединенные Штаты ультиматум приняли, понимая правоту Москвы. Значительная часть Северного морского пути, особенно это касается межостровных проливов, проходит по территориальным водам тогда СССР, теперь – РФ. Самовольный заход в них означает нарушение государственной границы, со всеми вытекающими из такого недружественного факта последствиями.

    Высказывая надежду на свертывание арктической гегемонии России, автор упомянутой статьи, скорее всего, имел ввиду не только логистику, но еще в большей степени – возможность ведения хозяйственной деятельности на континентальном шельфе полярных морей.

   Тут вновь  требуется сделать оговорку. Значительная часть континентального шельфа морей, омывающих северные берега России, входит в пределы национальной исключительной экономической зоны РФ. Она от кромки территориальных вод простирается еще на 200 миль. В ИЭЗ разрешено свободное мореплавание, но всякая хозяйственная деятельность осуществляется только с разрешения страны, которой экономзона принадлежит.

     Однако иностранные компании могут обосноваться и за пределами ИЭЗ РФ, эксплуатируя те же месторождения, что и их российские коллеги.

    Такое развитие ситуации технически возможно. Моря Северного Ледовитого океана, примыкающие к российскому побережью, преимущественно мелководные. Средние глубины Чукотского моря составляют 40 – 60 метров, Восточно-Сибирского – 66. В море Лаптевых преобладают глубины до 50 метров.

     Современные же технологии позволяют вести добычу углеводородов полупогружными платформами с глубины до 200 метров.

    Понимая опасность такого развития ситуации, Россия еще в 2001 году в Комиссию ООН по границам континентального шельфа направила представление о расширении своих внешних границ по арктическому шельфу. Согласно последним гидрографическим исследованиям считается, что подводные хребты Ломоносова и Менделеева, проходящие по дну Северного Ледовитого океана, являются продолжением Сибирской континентальной платформы, а потому могут рассматриваться как ИЭЗ Россия. Первую заявку нашей страны отклонили. Сейчас в ООН находится вторая. На промежуточном этапе её рассмотрения в 2019 году подкомиссия Организации объединенных наций  признала дно части арктических акваторий продолжением континентального шельфа России. Но до окончательного урегулирования вопроса еще очень далеко.

    Показательно, что о намерениях потеснить Россию в высоких широтах стали говорить тем чаще, чем продуктивнее становятся усилия нашей страны в освоении природных богатств высоких широт и развитии полярной логистики, чем рельефнее проявляются конкурентные преимущества Северного морского пути как международной транспортной артерии, связывающей Тихий и Атлантический океаны. После того как крупнотоннажные танкеры ПАО НОВАТЭК с сжиженным газом дважды текущей зимой беспрепятственно через восточную Арктику вышли в Тихий океан, стала очевидной возможность уже в ближайшее время развернуть на СМП круглогодичную коммерческую навигацию.     

     Рост перевозок по Северному морскому пути, позитивный опыт российских компаний по освоению углеводородных месторождений на шельфе полярных морей открывают для нашей страны, как перспективы роста, так и формируют новые международные  риски и вызовы. Они адресованы не только государству в целом, но и тем субъектам РФ, чьё развитие впрямую или косвенно зависит от успешности российской арктической политики. В этом ряду, несомненно, находится и Камчатка. На территории полуострова запланированы к реализации несколько крупнейших инвестиционных проектов, связанных  с полярной логистикой.

    Все они аккумулируют отчетливый потенциал интеграции в большую международную экономику и соответствующую налоговую отдачу в бюджет края. Некоторые из них, как например, проект предполагающий производство «зеленого» водорода на основе электричества, генерируемого за счет приливов Пенжинской губы, радикально скорректирует социальные и экономические стандарты севера края. Его жители получат высокооплачиваемые рабочие места, востребованные современные профессии, новое качество жизни во всем – от уровня потребления до транспортной доступности и благоустройства населенных пунктов.

     Неблагоприятный международный климат в отношении российской динамики в Арктике поставит под сомнение реализацию прорывных инвестиционных проектов или, по меньшей мере, серьезно осложнит их воплощение. Остается надеяться, что в РФ существуют программа нейтрализации новых вызовов и угроз.

    НА СНИМКАХ: в восточной Арктике.

 

twitter facebook vkontakte