Украинский кризис. Что в «сухом» остатке?

События у западных границ страны, как и реакция на них международного сообщества не могут не волновать. При этом все попытки диалога, спокойного обсуждения проблемы гасятся полнейшим нежеланием выслушать аргументацию российской стороны, формированием потока лжи в СМИ. Вот поэтому и возникает необходимость проанализировать существующую ситуацию.

Начнем с «крымского сценария» на Востоке, которым размахивают и Киев, и его покровители. Стоит отметить, что ситуация с Крымом и ситуация на Юго-Востоке Украины – это две различные ситуации. В первом варианте мы имеем русский по преобладающему составу населения и российский по самосознанию полуостров. Можно сколько угодно кричать о непризнании референдума, но факт того, что подавляющее большинство граждан Республики Крым проголосовало за выход из состава Украины, отрицать нельзя. В базовых документах большей части стран мира, как и в Конституции Российской Федерации, народ предстает в качестве единственного носителя высшего суверенитета. Решения народа и защищались Россией. Любое иное действие было бы сочтено людьми Крыма и людьми в России предательством.

Восточные и Южные регионы Украины – гораздо более пестрая политическая и культурная мозаика, хотя русский язык и русский культурный элемент преобладает и здесь. Но здесь все просто. Политический процесс за смену власти, вылившееся в «Майдан», был узурпирован представителями крайне правой части политического спектра и одной, далеко не самой развитой частью страны. В результате, индустриально развитый Юго-Восток отдавался «на откуп и разграбление» «победившему» Западу Украины, «победившим» радикалам.

Могли ли в этой ситуации не произойти выступления в стране, где правительство не легитимно, где подобные же выступления в западных регионах дали положительный для выступающих результат? Конечно же, что нет. Есть люди, ощутившие себя проигравшими, которым сами же «победители» подсказали основу для объединения и дали образцы действий.

Тогда откуда антироссийская риторика, доминирующая в высказываниях официальных лиц Украины, да и за ее пределами? Все просто. Ведь если выступления в Восточных регионах – народные выступления, значит, сами действия власти, да и действия «победившего Майдана» стали для них толчком. Но опыт Майдана остается единственным элементом, за который хватается власть в Киеве, пытаясь обеспечить себе легитимность. Любые сомнения в «священной чистоте» Майдана, равны констатации незаконности киевских лидеров, которые пытаются сделать вид, что они лидеры Украины. Значит – единственный выход – представить выступления в значительной части страны происками «Москвы». Тем более, что этот вариант активно поддерживается в ЕС и США. Ведь революция – это победа сил, союзных самопровозглашенным борцам за права граждан в

иных регионах мира. Если же эти силы не союзные, то это «сепаратисты», «террористы» и другие очень плохие парни. Поскольку, как считают американские политконструкторы, что любой народ – это «замаскированные американцы», то против США могут выступать только агенты «империи Зла». Эту «империю Зла» привычно находят в России. Приглядимся к аргументам.

В ходе подавления митингов киевской властью были захвачены «более десяти» граждан России. Понятно, что все они представляются как агенты спецслужб. Но, господа, на территории Украины проживают десятки тысяч российских граждан. Семейные и родственные связи пронизывают сопредельные, да и отдаленные регионы наших стран. Вполне понятно, что беда у близких людей не могла оставить равнодушной жителей России. Но является ли присутствие американских граждан или граждан ЕС, тоже не одиножды зафиксированное в рядах повстанцев периода «Арабской весны» или даже в Чечне, то есть на территории России, а сейчас в Киеве свидетельством действий ЦРУ или спецслужб стран ЕС. Если нет, то почему присутствие российских граждан должно свидетельствовать о происках спецслужб?

Или то, что Россия сосредоточила на границах с Украиной 35 тысяч солдат. Давайте разберемся. В России более 200 тысяч пограничников, расположенных, по всему периметру границ страны. Около 10% сухопутных границ составляет граница России с Украиной. Разве вызывает удивление, что около 10% пограничников находится именно здесь. Это 20 тысяч человек, выполняющих свои ежедневные обязанности по охране государственной границы. С Украиной граничат Западный и Южный военные округа. При этом один из них – это столичный округ с самой большой концентрацией войск, а второй – военный округ, где расположены самые неспокойные территории страны. Разве вызывает удивление, что на пространстве более чем в две тысячи километров расположения нескольких российских дивизий? Тогда в этом варианте ВСЕ войска НАТО в странах Балтии находятся «на границах с Россией».

Что же остается в «сухом» остатке? Есть люди, которые хоть и назвали себя властью, допустили массовые выступления и кровопролитие в своей стране, гибель ее граждан. Есть регионы, в которых людей не устраивает сложившееся положение дел. Есть ситуация, которая с каждым днем все больше походит на гражданскую войну. Есть страна – Россия, которая говорит о необходимости обсуждать еще остающиеся возможности мирного урегулирования. Есть власть в Киеве и силы за пределами Украины, которые категорически не желают эту ситуацию обсуждать. Именно для этого и нужен «российский агрессор». Привычная страшилка, позволяющая не решать назревшие проблемы. Только цена такой позиции – жизни людей.

Прочитано 137 раз
twitter facebook vkontakte